Главная » Путевые заметки » ОТЧЕТ: Киев-Северодвинск-Киев

ОТЧЕТ: Киев-Северодвинск-Киев

Эту историю рассказал нам Zwarte zee. Авторская орфография и стиль речи сохранены

Время вояжа: конец июня 2010.
Байк: Хьюсонг ГТ250
Километраж: 4655 км
Бюджет: 250 зеленых денег

Черное море – банально. Пора бы съездить на Белое. И я поехал.

Путь мой лежал через Беларусь. На трассе к таможне я встречал много машин с номерами этой страны. Потому старался всех их обогнать, чтобы прийти к границе первым. И вот, когда до кордона оставались считанные километры, в глухом селе меня тормознули хохловские ГАЙцы. Они так долго оформляли протокол о нарушении, что мимо торжествующе пронеслись все те, кого я лихо обогнал.

ТАМОЖЕННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ

Очередь на таможню впечатлила.
Все-таки, размер имеет значение. Потому я пошел напролом, объяснив пограничнику, что спешу. Он ответил прямо и беззастенчиво:
-Что ты предлагаешь?
-100 гривен.
-Давай!
Украина выпустила быстро. На въезде в Беларусь, казалось проскочу еще быстрей, потому что впереди было 1,5 машины. Но чувствовался подвох. И правда: таможенники зацепились за мужика, пытавшегося ввезти потрепанный телевизор и требовали оплатить пошлину. Мужик отвечал:
-Покажите мне урну и я выкину его тут же, дайте проехать!
Но его не пропускали. Отсылали назад в Украину. И эта перебранка продолжалась больше часа. Другие таможенники не помогали и ни на что не отвечали, в том числе – куда на них жаловаться. Вдобавок, тут не было предусмотрено ни одной ручки для заполнения деклараций, потому лучше приезжать со своим письменным прибором.
Простой на таможне был компенсирован отменными белорусскими дорогами. Хотя и тут в одном месте поперек идеального асфальта сделали выступ, об который очень больно биться подвеской.
Очень скоро я добрался до перехода в Россию. Он напоминал выезд из грузового автопарка. Навес над дорогой и будка с дядями. Дяди потребовали стереть фотки, которые я сделал, пока стоял в короткой очереди к ним.
Далее путь пролегал по Брянской и Калужской областям. Сперва дорога была сносная, потом превратилась в паршивую бетонку. Кроме того, похоже, по всей России устроили ремонт мостов. Кругом они перекрыты и организовано реверсивное движение.

ПОДМОСКОВНЫЕ ВЕЧЕРА

Московская область встретила роскошным асфальтом и отсутствием инспекторов ГИБДД. Никто не мешал нагонять время, упущенное в Калужской области на избитой трассе.

Но вот я достиг Обнинска, на въезде в который написано «Первый наукоград России». Несмотря на светлые умы, обитающие тут, вокруг царила кромешная тьма. И только благодаря навигатору я обнаружил поворот на Подольск, около которого планировал заночевать.
Ответвление от основной трассы тоже не баловало качеством асфальта. Но бОльшая неприятность заключалась в том, что на этой узкой пригородной дороге стала собираться пробка.

Народ возвращался в Москву с дач, и мощная колонна машин шла в сторону города. Сперва они чинно ехали друг за другом. Потом нашлись хитрые, объезжавшие всех по обочине. Потом нашлись хитрые, объезжавшие всех по встречке. Ну и нашелся я, объезжавший всех в междурядье.
Надо сказать, со мной никто не церемонился и не пытался подвинуться на полкорпуса в сторону, если мешал мне просочиться. Дикий капитализм царил тут, каждый был сам за себя. И так почти 40 километров. Причем, время клонилось к полуночи!
Наконец, дорога дошла до развилки и обстановка разрядилась. Впереди нарисовался нужный мне поворот налево. Во тьме я не очень хорошо оценил расстояние до встречной «девятки» и проскочил в нескольких десятках метров у неё перед носом. Она испугалась и ударила по тормозам. А я, ехавший уже по ответвлению от основной дороги, понял, что сейчас они двинут за мной.
Вокруг был лес без единого заезда. Я мчал прямо и видел по навигатору, что приближаюсь к поселку. Тем временем, вдалеке в зеркалах уже виднелся свет участников погони.
Поселок оказался коттеджным городком с охраной на въезде. Им я и сдался. Вскоре подлетели мои преследователи и остановились неподалеку. Выждали некоторое время. И с возмущенной пробуксовкой уехали прочь.
Охрана объяснила, что мне нужно объехать городок и заехать с другой стороны, где будет поселок попроще, куда я и целился.
Уже ночью я добрался до ночлега, где, согретый теплым приемом, разомлел и уснул.

МКАД

Наконец-то я увидел, что такое московская кольцевая автодорога. Это 10 полос сплошного запора в обе стороны, растягивающегося на десятки километров. Причем, мотоциклистам очень удобно объезжать пробку между крайней левой полосой и разделительным отбойником. Правда, некоторые водители авто имеют свойство выходить посреди дороги, доставать брандспойт и отливать.
Изображение
Но если пробка рассасывается, скорость потока переходит за установленную тут сотню. При этом, происходит постоянное и всеобщее перестроение из ряда в ряд. Эта чехарда создает впечатление упорядоченного хаоса, из которого хочется поскорее убраться.

ОЗЕРО НЕРО

Южнее Ярославля есть небольшой город Ростов Великий. На его окраине виднеются красивейшие купола. Всего в паре километров от трассы расположен мужской монастырь. А за ним – живописное озеро.

ЯРОСЛАВЛЬ

Проезд через город закрыли на капитальный ремонт. Заодно – взялись за ремонт дороги, по которой организован объезд. Ярославль – город старинный и красивый, да еще и с миловидным населением. Интересно будет побывать в нем, когда окончится его реконструкция, потому как ныне он напоминает один промышленно-спальный район.

ВОЛОГДА

До неё меня вела хорошая трасса, однако, я уже порядком подустал, потому хотел бы заночевать здесь перед рывком через тайгу.
У придорожного кафе мне повстречалась компания спортбайкеров. Как водится, если у них и были номера, то упрятанные под заднее крыло. Потому, чтобы определить откуда они, пришлось спрашивать голосом. Они оказались местными, а потому проконсультировали насчет мотеля, да еще и выстроились колонной чтобы сопроводить меня туда.

Было очень приятно ехать в этой жужжащей ауре. Хотя каждый из них был мощнее меня и мог в любой момент уйти вперед. К тому же, я не очень знал ямистость вологодских улиц, потому все время отставал.
Меня поселили в строении с вывеской «Гостевой дом Ветланово», где за 1000 рублей мне выделили нумер с телевизором, душем и видом из окна на свой мотоцикл. Похоже, в этом гостевом доме раньше был один общий туалет на весь этаж. Но потом санузлом снабдили каждый номер. А на месте общего туалета соорудили коморку, в которой обосновался я.
Сбросив багаж, я отправился посмотреть Вологду. Тихий местный вечер то и дело прорезался ревом спортбайков. Двое из них повстречались мне на светофоре и сопроводили в центр города.
Изображение
Несмотря на поздний час, на главной площади собирался народ. Причем, анализируя выражения их лиц, я не мог выделить типичных посетителей массовых акций, спонсором которых бывают производители пива. Более того, все потихоньку стекались в ворота местного собора. Одна девушка стояла посреди потока и явно кого-то ждала. Я спросил у неё, соответствует ли это действо требованиям руководящих документов. Она ответила:
- Здесь будут давать фрагмент спектакля по Чехову. Львовский театр приехал. – она оглядела меня в мотокуртке и добавила: А это ваш мотоцикл стоит там?
-Мой – улыбнулся я.
-А мы с мужем в прошлом году ездили на море на мотоцикле.
-Сочувствую! Выдержать такой путь пассажиром – дело невероятное.
Она согласилась. Можно было пойти на Чехова, однако я больше хотел посмотреть Вологду, пока еще относительно светло. Впрочем, особенно и не темнело – до белых ночей оставалось 800 километров.

ТАЙГА
Накануне в разговоре со спортбайкерами я попытался выяснить их мнение относительно предстоящей мне дороги. Отзывы были не шибко обнадеживающие. Мол, до Вельска еще ничего, а остальные 500 км до Архангельска – полный кошмар.
Я уточнил, как часто будут встречаться заправки.
-Заливайся на каждой! – ответили мне.
На самом деле, все оказалось не столь драматично. Дорога была хорошая, новая, свободная. Заправки и впрямь попадались нечасто, но не реже чем раз в 60 километров. Хотя некоторые из них были очень допотопными.
Справа мне повстречался каток, установленный в качестве памятника строителям дорог Вологодской и Архангельской областей. Сразу после памятника хорошее покрытие заканчивалось, и начинался местный колорит.

Казалось, прославленные памятником строители дорог, уложили свежий асфальт. Но не успел он остыть, как по нему прошлась конница Буденного, оставив множество ямок соответствующего диаметра и частоты расположения. Ехалось там очень тряско и медленно. Грузовики сбавляли ход и уходили на обочину, где было ровнее. А легковушки и джипы напротив – мчали побыстрей.

Далее появились участки с новым асфальтом. Но короткие. Как раз чтоб разогнаться и влетать на ямы.
Наконец, это безобразие прекратилось. Я пришпорил коня, однако из кустов замахали жезлом.
-Спешим, товарищ водитель! – вежливо сообщил щуплый гаишник.
-Спешу, чтоб наверстать время, упущенное на плохой дороге!
В машине с мигалками сидело еще два деятеля. Один из них на память о поездке выписал мне сувенир стоимостью в 100 рублей. Это в 12 раз меньше того штрафа, который присудили отечественные гайцы перед границей.

Недолго нагонял упущенное – дорога опять ухудшилась.

У моего Хьюса очень жесткие подвески, потому на таких дорогах совсем худо. Неудивительно, что вдобавок к жалобным скрипам техники, начала ныть моя спина. Я остановился посреди леса, поставил коня на центральную лапу и лег спиной на сиденье поперек мотоцикла.

Оживил заклякшие кости и мышцы, да двинул далее.
Дорога была пустынная, располагавшая к раздумьям. Редкие деревеньки из пары-тройки изб казались необитаемыми, а может, таковыми и являлись.

Особенно не хотелось приключений на этом участке, потому что он меньше всего давал надежду на помощь и поддержку в пути.

К  четырем часам дня я прибыл в город Березник. Это была севернейшая точка, влезшая на мою бумажную карту. Но навигатор готов был вести и далее. Я уже начал предвкушать победу, до которой оставалось 250 километров – почти десятая часть всего пути от дома.

Заправив мотоцикл, я решил заправиться и сам, съехал в лес и попытался устроить пир. Но, с тем же намерением сюда слетелась тьма комаров. Пришлось ограничиться справлением естественной нужды, чем и воспользовались атакующие, дерзко впиваясь в причинное место(благо там есть куда). Все чесалось, но сквозь кожаные штаны этому особо не поможешь.

Я проехал далее и остановился на лугу. Там гуляли хорошие ветра, и комаров сдувало, благодаря чему удалось потрапезничать перед финальным рывком.

Остаток дороги был практически идеальным. Лес редел, вокруг участились болота, причем некоторые были огорожены забором.
Стремительно похолодало. Термометр на часах показывал 12 градусов жары. Пришлось разок остановиться согреться чайной церемонией.
Впереди замаячили мосты Архангельска и краны торгового порта. Появился дорожный указатель на цель моего путешествия – Северодвинск.

Оттуда мне навстречу уже следовал старший представитель «принимающей стороны», герой ybrclub.com Кыся13. Мы встретились на трассе и он повел меня за собой как лоцманский катер заводит большие суда в путанный фарватер.

СЕВЕРОДВИНСК

Трафик оказался гораздо интенсивней, чем я ожидал. Да и места вокруг были не такими безлюдными, как виделось со спутника. Подобно всякому порядочному областному центру, Архангельск окружен массой сел и городков-сателлитов.

Северодвинск в центральной части спланирован крест на крест, ориентироваться в нем легко. Улицы изобилуют заплатками и «спящими полицейскими». Гостеприимный Кыся13 обеспечил мне теплую и сытную встречу у себя дома. Но я еще возжелал увидеть закат на Белом море, потому мы совершили выезд к побережью. По сути, солнце и не заходило, а катилось над морем на восток, готовясь к восходу.

Примерно в полночь я с удовольствием определился в горизонтальное положение дома у Кыси13. Ко мне в кровать забрался кот, полагая, что без его соседства я замерзну в этих широтах.

Утром я сонно потянулся, мои ноги уперлись в препятствие, но оно поддалось, сдвинулось и мяукнуло. Пока человеческие обитатели дома были на работе, меня оставили на попечении кота.
Употребив завтрак я оказал сервис мотоциклу. Цепь прошла 2299 км от дома, не требовала подтяжки! Да и в целом он держался бодренько, потому мы отправились смотреть город.

Население ходило в демисезонных одеждах. На улицах кружил тополиный пух. Бродили патрули, состоящие из двух, а не трех человек, как обычно. По духу город напомнил Севастополь, который тоже когда-то был закрытым и суровым.

После обеда меня подхватил Кыся и мы двинули осматривать прочие достопримечательности: гавань, устье Северной Двины, памятники павшим героям, в том числе – братскую могилу экипажа подлодки «Курск».
На море был отлив, значительно отдаливший линию берега. Мы скатились вниз и поехали по песчаному дну Белого моря ближе к воде. Даже мой Хьюсонг не особо проседал тут. Но ввиду его высокого центра тяжести, чувствовал я себя настороженно. Кыся13 на своей легкой Ямахе словно глумился над моим агрегатом. Пока я осторожно пробирался по кочкам и свалкам водорослей, он бодро перескакивал эти препятствия и ждал меня впереди.

Распогодилось. Народ гулял по побережью. Кто в плащах, а кто – в купальниках. Я тоже не устоял перед искушением отведать Белого моря и отправился в пучину. Пучина была теплой на мелководье, но чем дальше я заходил, тем ближе был Северный Ледовитый океан. И это ощущалось. Эксперимент окончился на той отметке ватерлинии, в которую меня накануне кусали комары.

Кроме того, нашему вниманию был представлен колесный пароход. Именно ПАРОХОД, работающий на угле. Он был ошвартован возле улицы Первых Причалов, места, где начинался Северодвинск. Тут до сих пор торчат деревянные сваи, сколоченные здоровенными гвоздями.

АРХАНГЕЛЬСК

К сожалению, мой отпуск заканчивался, потому я вынужден был собираться домой. Но конечно, хотелось увидеть также столицу этого края – город Архангельск, а это было как раз на обратном пути.
Кыся взялся меня провожать. Первым делом мы посетили аутентичную деревню Малые корелы, где собраны образцы региональной архитектуры. Деревня уже была закрыта, на воротах дежурила молодая строгая милиционерша.
-Человек приехал из Киева – говорил Кыся13. – Пустите нас на 5 минут, посмотрим пару церквей и все!
Но она была непокобелима.
Подошел мужик-прапорщик и запустил нас. Мы и вправду пробежались очень быстро, тем более, деревня – весьма компактная. К тому же, тут имелась еще одна местная достопримечательность – оголтелые комары. Будь у меня под рукой смазка для цепи или другой аэрозоль – я бы пошел в контратаку, так они достали.

Архангельск угостил нас кофе в кафе. Мы сидели на вульгарных пластиковых стульях. С одной стороны был порт с небольшими ледоколами, с другой – широкая площадь.

Бросилось в глаза изобилие велосипедистов на улицах. Многие ездили парами. Пожалуй, такой движ можно увидеть только в Голландии.
Я не имел желания долго кофейничать, поскольку и так провел день активно, а впереди ждала ночь без сна. Тянуть время и расходовать силы попусту было бы неразумно.

Кыся крепко пожал мне руку на перекрестке трех дорог. Одна вела в Архангельск, одна в Северодвинск и еще одна – на Москву. Дорожный указатель воодушевлял: до столицы всего 1224 километра.

СКВОЗЬ БЕЛУЮ НОЧЬ

Обратный путь начался в 22:20 по местному времени. Хороший асфальт стелился под колеса, северное солнце грело спину, и я любовался собственной тенью на дороге.

Обратный путь легче, хотя он и не близкий. Я впервые ощущал то удивительное чувство, когда до дома больше дня пути. Причем, пути, который надо выдержать и пройти самому.
Чтобы было морально легче, надо ставить себе промежуточные цели. Достижение их будет дарить удаль идти дальше. Вот и дорогу до Вологды я разбил на отрезки по 150-200 километров. Уж такие расстояния не кажутся большИми как четырехзначное значение километража до Москвы.
В местных деревнях молодежь шла с дискотек. Все радостно махали мне. Я радостно проезжал мимо.
Радостно замахали мне и гаишники, желая сообщить, что я опять превысил скорость. Любопытен был их метод ловли. Где-то за полкилометра до своей засады они прячут прибор размером с кухонный телевизор. Прибор фиксирует нарушение, передает инфу, а гайцы впереди уже встречают готового и оформленного клиента. Хотя мне удивительно, как такая практика еще существует. Что стоит местному мужику вылезти из леса и унести туда этот девайс вместе с треногой?
На этот раз я гаишники попались добрые. Увидев откуда я, не стали придираться, а лишь посоветовали быть осторожней и отпустили.
Слегка темнело и весьма холодало. Причем это ощутил не так я как мотоцикл. В один момент он просто заглох, но сразу завелся. Такое случалось и с моей Ямахой, когда температура падает ближе к нолю.
Трасса была пустынна, изредка встречались лишь лесовозы, дальнобойщики, олени и зайцы.

Сзади появились фары легковушки. Она следовала на удалении, не приближалась и не отставала. Хотя я не чувствовал от неё злого умысла, такое явление было не сильно приятным. Но вскоре она свернула в сторону.
Следующий эпизод был часа в 3 утра. На заправке ко мне подошли двое средних лет и харизматичной наружности. Им бы еще гармонь в руки, да шапки-ушанки – были бы живым воплощением карикатурного образа русского мужика. Они стали расспрашивать про мотоцикл и путешествие, а потом один простодушно сказал:
-Может ты подаришь нам что-то на память?
Они были очень забавны и колоритны. Чувствовалось, что живут не в этой коммерческой эпохе, а в своей глубокой деревне. И в планах на жизнь декларировали пойти отметить окончание смены и лечь отсыпаться перед новой вахтой на лесоповале. Я бы подарил им что-то, но с Украины уже ничего не осталось, а Северодвинские сувениры были упрятаны слишком глубоко. Впредь я не допущу такой оплошности и буду иметь запас презентов под рукой на всю дорогу. Много добрых людей попадалось, и хотелось наградить их чем-нибудь.
В одном селе наткнулся на встречную гаишную машину. Когда мы разминулись, она вдруг заложила крутой вираж налево. Дальнейших её действий я не видел, потому что скрылся за изгибом дороги. Мне уже встречались гайцы сердитые, снисходительные и украинские. Продолжать исследование какими они бывают не хотелось, потому я свернул в переулок, спрятался у колодца, заглушил мотор и выключил фару.
Ночная жизнь в переулке была гораздо активней дневной, когда деревни казались пустыми. Постоянно кто-то проходил мимо, ездили всякие «Жигули». Гаишники не появились, потому я вырулил на трассу и продолжил свой путь в желаемом уединении.
На Украине я практиковал ночные дальнобои и мне нравилось. Все равно в ночь перед дорогой трудно уснуть. Трассы свободней, почти все время можно мчать с дальним светом. Воздух легче. Аппарат бежит веселей. И вот происходило моё первое путешествие сквозь белую ночь. Оно было бы веселей, если б не холод. Какое-то время прибор показывал +5 градусов. 1 июля.
В ночном дальнобое трудно утром. Во-первых, трассу облепляют гаишники, которым скучно в такую пустынную рань и потому тормозят всякого. А во-вторых – как нормального трудового человека, меня клонит в сон тогда, когда надо собираться на работу. Я дотянул до Вельска, закатился на стоянку дальнобойщиков, стал возле чуМАЗа с прицепом, сложил голову на бак и задремал.
10-15 минут сна и крепкий чай зарядили меня ехать дальше.

ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ В РУССКИХ МАШИНАХ…
Солнце пригревало, да и широты были значительно южнее, потому я остановился одеться полегче. За мной стоял автовоз, шофер которого пригласил позавтракать с ним в кабине. Мы поговорили о политике, о работе дальнобойщиков, о мототуризме и о больной мужской теме «женщины за рулем».
Совсем скоро мне представился очередной эпизод этой серии. Перед ГАИшным КПП Вологды, я катился за синей машинкой под управлением блонды в черных очках. Незакрытая крышка к горловине её бензобака предупредила меня держать дистанцию.
С КПП выбежал инспектор и махнул палочкой блонде, чтоб она взяла вправо и остановилась возле будки. Я ожидал от неё маневра, но не такого: блонда врубила левый поворот, ударила по тормозам и прижалась к разделительному отбойнику. Весь поток замер в изумлении. Инспектор с изумленными глазами пошел к ней в левую полосу, а мы стали огибать их справа.

ПРИРОДНАЯ СТИХИЯ
Леса за Вологдой выглядят так, будто рядом угодила ядреная бомба. Почти все деревья переломлены на одном уровне, кроны лежат в сторону востока. Как выяснилось, на неделе тут с гастролями прошелся крепкий ураган, совершив массовую валку леса.

ОБЛОМ
Проезжая в тот раз Ярославль, я приметил торговый центр, среди бутиков которого затесалась пиццерия. Тешила мысль, что сейчас отведаю может не здоровой, но вкусной и горячей пищи, что зарядит меня после суток без отдыха.
Пробиться сквозь город было непросто. Стройки, пробки, жара, выхлопные газы, пыль. Весь этот ужас затмевал историческую прелесть Ярославля. Времени я потратил более, чем огибая Москву по МКАДу. Но таки достиг цели. И узнал, что пиццерию разогнали.
В печали я обратился в местный МакДональдс. Как бы ни хаяли эту структуру, но всегда и везде туда попав, найдешь знакомое меню и знакомую пищу. Или хотя бы сходишь в сортир.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ТЕСТ

На подходе к Московской области я решил чуть размяться и съехать на обочину. Она оказалась заботливо усыпана песком, да изрыта траншеями, прикрытыми травой. В результате я не смог оттормозиться, заюзил, споткнулся о кочку и шлепнулся набок.
Мотоцикл лег так, что колеса получились выше бака. Заправленный и груженый он весил около двухсот килограмм. Поднять эту массу было тем трудней, что при воздействии на мот он начинал ползти по грунту, обламывая себе пластиковые спойлера.

Я стал ловить помощь. Понимаю, что моя бородатая туристическая наружность не вызывала доверия. Никто даже не притормозил.
Тогда я положил шлем на обочину. В сочетании с перевернутым байком он хорошо декорировал катастрофу. Все заинтересованно пялились, но проезжали мимо.
Ворча и ругаясь, я дополнил композицию собой. Улегся в неестественной позе и незаметно клацал мобильником. Народ не откликнулся. Лежи, байкер, дохни.
Тогда я внезапно «ожил», отвязал поклажу, значительно облегчив байк. Напрягся и поставил его на колеса. В этот момент подъехали гаишники:
-Ну, рассказывай!
Они откровенно развеселились, обнаружив такую сценку вместо реальной аварии. Говорят – остановилась возле них легковушка и сообщает, что лежит там такой вот. Они и поехали.
Нашлись таки порядочные люди. К сожалению, времена мошенников и бандитов убили водительскую солидарность. Правда, еще в силе байкерская взаимопомощь. Но тут за полчаса не появился ни один двухколесный.
Прибыв в Подмосковье на ночевку, я перевел дух после самого серьезного участка пути. На него ушли целые сутки. Хотя если бы в России были нормальные дороги – уложился бы вдвое быстрей. Вдобавок, я перед этим целый день катался в Северодвинске и Архангельске. Потому фактически провел наяву 36 часов. Потому оставалось только лечь и закрыть глаза, чтобы настал…

…ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПУТЕШЕСТВИЯ

Трассы в Московских владениях роскошны. Но только началась Калужская область – я вновь поскакал бетонкой, ямками и выбоинами. В отношении последних дорожники особенно изощренны. Обустраивают трамплины неожиданные, коварные, после относительно ровных участков.
И это федеральная трасса! Однополосная дрянная дорога с еще более узкими мостами. На одном из них случился пример, показывающий в чем прелесть путешествия на мотоцикле. Лада пыталась обогнать попутную фуру, притерлась к ней и впендюрилась в фуру встречную. Втроем они заблокировали мост через канаву. И мир застыл по обе стороны. Я с трудом просочился и уехал вперед, не завидуя всем встречным, следующим к мосту.

БРЯНСКАЯ ОБЛАСТЬ…
…субъективно показалась мне человечней в качестве дороги, хотя существенно оно не улучшилось. К тому же, небо затянулось тучами, но стихия чудом проходила мимо, не вынуждая меня доставать дождевик.

Наконец, я приблизился к таможенному переходу. Очередь была небольшая, потому я не прорывался вперед на правах умственного инвалида. Достал термос и хлебнул горячего пития. Ко мне стали подходить другие участники перехода таможни, расспрашивать что да как.
Водитель машины с киевскими номерами восхищенно присвистнул:
-Я в Казань съездил и то, думал – герой, а ты на мотоцикле в Архангельск смотался!
-Любая дальняя дорога это испытание, так что мы оба герои – ответил я.

Таможня прошлась быстро. Я въехал на Сумскую землю. И впервые за долгое время стало отрадно за страну, флаг которой у меня на номере. Асфальт был идеальным. Оставалось уповать, что так будет все 350 км до Киева.
Мотоцикл, заждавшийся хорошей дороги, раскочегарился до предельной скорости и помчал меня домой. Мы обставили машины, вырвавшиеся с таможни раньше нас. Заправились и обставили их вновь.

За 100 км до Киева окончательно стемнело, и я сбавил ход. Вскоре пришлось облачаться в дождевик потому что зарядил чрезвычайный ливень. С мотоцикла смыло всю грязь и мошкару, набранные за время путешествия. Смыло и песок со дна Белого моря, налипший мне на передний цилиндр.
Видимость ухудшилась донельзя. Я пристраивался к машинам и следовал за их габаритными огнями. Досаждали глубокие лужи, успевшие собраться в правой полосе, из-за которых приходилось крепко держать руль, но при этом находить возможность смахивать воду с забрала шлема.

ПРИБЫТИЕ
Рывок по Украине сделался примерно за 3,5 часа. Т.е. средняя скорость получилась почти 100км/ч. И это при том, что я стоял на заправке, надевал дождевик и полз под грозой. Во как важны качественные магистральные трассы.
Мне больше не хочется ехать в Россию на чем-то кроме эндуро-туриста. Ямаха Ybr-125 для это в самый раз. Когда я пересел обратно на неё – она показалась мне Ситроеном с гидроподвеской в сравнении с дубовыми амортизаторами Хьюсонга. Ей, конечно, не хватает скорости, однако не так уж много есть участков, где её развить. Хотя и не мало. На той же трассе «Холмогоры» от Вологды до Архангельска я засекал общую протяженность говнистых дорог и она составила около 200 километров из 800. Но как изматывают эти 200, если аппарат для них не приспособлен!
В целом я проделал 4655 километров. И собираюсь еще. Гостеприимность и обаяние Кыси13 с его родней – хороший аргумент для преодоления этих трудностей дальней дороги!

P.S.
Сотрудница говорит:
-Виталий, вы такой не загорелый после отпуска, будто где-то в Мурманске отдыхали…
-Я отдыхал чуть ближе – на Белом море!

2 Responses to " ОТЧЕТ: Киев-Северодвинск-Киев "

  1. отчетец зачетный)) прочитал всё на одном духе))) молодца))

  2. Olala:

    Вот это отпуск! И на море был, и за границей, и от жары не изнывал. А что загара нет – так нынче это не модно.

Leave a comment